reflective

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » reflective » фандом » you never left


you never left

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/cb/74/481/293953.jpg[/icon]

you never left
Erutan — Come Little Children

[indent]Место: Виндагнир
[indent]Участники: дитя ветра & дитя лаборатории

https://forumupload.ru/uploads/001b/cb/74/481/389160.jpg
Только потому, что ты не был рождён, не значит, что ты не цепляешься за жизнь. Напротив: даже жизненная сила одуванчиков, растущих в любой крохотной трещине мостовой, не сравнится с желанием летать, выращенным в пробирке.
Но им всем нужно немного помощи.

Отредактировано Durin (13.07.2023 18:19:29)

+2

2

На эти окаменелости он наткнулся совершенно случайно, когда пьяным возвращался от Двалина. Навещать старого друга ему всегда было в радость, как и разделять с ним бокальчик хорошего вина. Правда, для целого дракона один бокал был подобен капле в море, но, тем не менее, Венти и тут умудрился исхитриться и воспользовался старыми запасами, которые сделал целые века назад и напрятал по всему Мондштадту. Так он прикатывал к Двалину сразу несколько бочек и засиживался с ним до поздней ночи.

На окаменелости он же просто упал, когда вино восемьсот летней выдержки все же окутало его сознание сладостным дурманом. Запутавшись в собственных ногах, он не удержал равновесия и покатился по склону, собрав собой все веточки и травинки, и, больно ударившись об что-то, провалился в пещеру. Что произошло потом, Венти помнил слабо – ему, самому слабому из Архонтов, лишившегося, к тому же, своего гнозиса, пережить такое падение и остаться целым уже было чудом. Но, осмотрев себя, окружающую обстановку и восстановив в памяти события, которые привели его в это место, Венти пришел к выводу, что, встретившись с горизонтальной поверхностью, он просто заснул.

В пещере пахло сыростью и затхлостью. Было видно, что свежий ветер давно сюда не поступал, а потолок обрушился из-за съедаемой каменные своды эрозии. На первый взгляд Венти не мог сказать, сколько лет этой пещере, но наверняка она пережила далеко не одно поколение Мондштадта.

Там же он и нашёл три холодных и твёрдых яйца, которые легко можно было бы спутать с обычными камнями, если бы не характерная форма. И судя по размеру, принадлежали они вишапам, что Венти несколько удивило – эти существа в Мондштадте издавна не водились. Если только с тех давних времен они и остались.

Венти тщательно осмотрел каждое яйцо, взвесил в руках, потряс и прислушался к ним. И правда, собой они напоминали больше булыжники, и едва ли можно ожидать, что спустя столько лет из них вылупится полноценная жизнь. Но, как бы то ни было, Венти забрал их с собой, посчитав, что было бы неправильно оставлять их в этом забытом человеком месте.

Спустя несколько дней с яйцами ничего не произошло, и бывший Анемо Архонт про них даже забыл, пока они снова не попались ему на глаза. В тот момент он снова был пьян, причем оказался в том неприятном состоянии опьянения, когда алкоголь не помогал радоваться настоящим, а заставлял горевать о прошлом. Распивая в одиночестве вино и наблюдая за ночным Мондштатом с дерева, которое назвали в честь героини Венессы, Венти невольно вернулся к событиям пятисотлетней давности.

Как Архонт, когда его народу грозит опасность, он не должен знать сомнений и сожалений. В тот день его рука не колебалась, когда вместе со своим верным другом он обратил свое оружие против враждебного дракона, принесшего на земли Страны Свободы одни только смерть и разрушение. Но сейчас, когда от Дурина остались одни лишь легенды, да остатки на Драконьем Хребте, Венти невольно задумался: сложись всё иначе, избежали бы все они своей судьбы?.. В тот момент, когда Дурин испустил свой последний вздох, Венти видел его глаза.

Это не были глаза монстра и убийцы.

Теперь, по прошествии стольких лет, Венти стал часто вспоминать прошлое, а частности поверженного врага, пытаясь понять, что же им двигало. Когда Двалин напал на Мондштадт, его разум был затуманен воздействием скверны. Но сейчас Двалин жив, прекрасен и снова всеми любим – его имя очищено, деяния оправданы. Тело Дурина же продолжает отравлять живность на Драконьем Хребте.

В еще более далеком прошлом Барбатос не знал пощады к своим врагам, вздумавших посягнуть на освободившиеся от гнета тирана Декабриана земли Мондштадта. Это была война, и в войне нет места для сожалений. То, что случилось с Дурином, тоже можно было посчитать войной...

Но отчего-то вот уже долгое время его предсмертный взгляд не выходил у Венти из головы.

«Совсем беда какая-то», - удручающе подумалось ему. Отложив бутылку в сторону, он взял в обе руки одно из яиц и положил себе на колени. Тяжелое и холодное, оно бы запросто отдавило ноги, будь он простым человеком. Венти не так много известно о вишапах, кроме того, что для рождения здорового детеныша нужно соблюсти ряд правил. Но ему даже не был известен элемент, к которым принадлежали яйца, поэтому он не мог подкинуть их в гнезда взрослых особей и надеяться, что все с ними станет хорошо. Скорее всего, за такое количество времени яйца просто подверглись полному окаменению, а он зачем-то таскает их с собой, как лишний груз. Вздохнув, Венти потянулся к своей бутылке обратно и бросил взгляд на одинокие очертания Драконьего Хребта.

Ему ведь не могло показаться, что этот монстр раскаялся о содеянном?..

«Или ты начинаешь стареть и с возрастом становишься сентиментальней», - подумал он, поглаживая ладонью шершавую поверхность скорлупы. Думать о таких глупостях не хотелось. Хотелось найти Двалина и занять его какой-нибудь беспечной болтовней.

***

Но вместо этого, ноги привели его на совсем недружелюбный и опасный Драконий Хребет. Беспощадные ветра били в спину, будто, разгадав его умысел, подгоняли скорее свершить свое безумие. Он завернул все три яйца в свой изумрудный плащ и потащил их прямо на спине, поначалу ловко перепрыгивая с одного опасного выступа на другой, призывая на помощь мягкий, дружелюбный ветер. Однако, чем ближе он подходил к ущелью спящего дракона, тем тяжелее становилась его ноша, а с тем сбивалось его дыхание. Даже спустя пять сотен лет остатки Дурина продолжали источать отголоски Бездны, от которых Венти становилось дурно – несмотря на то, что Архонтом так таковым он уже не являлся.

К счастью, концентрация витающей в воздухе скверны была не так велика, и он сумел проникнуть в ущелье. Пульсация сердца отражалась в висках, на глаза легла алая пелена; Венти моргнул, прогоняя ее, и заставил себя сделать еще десяток шагов, чтобы приблизиться к последнему пристанищу дракона. Опустившись на одно колено, он разложил яйца прямо под сердцем, вытер проступивший пот со лба и поспешил накинуть плащ обратно на плечи, словно смятая тонкая ткань каким-то образом могла защитить его от этого давящего, угнетающего чувства, окружившего его в этой пещере. Взглянув на яйца в последний раз, Венти покинул ущелье и гору.

И стоило ему это сделать, как дышать разом стало легче. Хорошо, первый шаг сделан. Пусть это не было планом или полноценной идеей, но Венти лишь на секунду позволил себе зайти в своих мыслях немного дальше и предположить – лишь предположить, - что у него может получиться.

Наблюдение растянулось на несколько недель. Сначала погибло одно яйцо – оно окрасилось в черный и раскололось надвое, а изнутри высыпался черный пепел. Та же участь постигла второе яйцо спустя несколько дней, и только последнее из них осталось целым. Венти не мог приходить к ущелью каждый день, но он старался не затягивать с визитами, даже если после ему становилось так же худо, как после хорошей пьянки.

Наконец, его ожидание дало плоды. Когда пролетела еще одна неделя, Венти решил было уже опустить руки, как неожиданно обнаружил, что по скорлупе последнего из яиц пошли тонкие, но яркие багровые прожилки, прямо как висящее под потолком огромное сердце Дурина. Венти не мог поверить своим глазам. Перед своим уходом он заботливо завернул яйцо в свой плащ, позабыв даже о холоде.

Теперь оставалось совсем немного – он это чувствовал. Венти зачастил на Драконий Хребет и даже стал задерживаться в ущелье. Сидя на окрашенной в насыщенный алый траве, он постепенно начал петь яйцу и играть для него на лире, однажды поймав мысль, что Дурин, возможно, может его слышать. Венти не стал вкладывать в свою игру силу, как он это делал для яксы, боясь, что его энергия может вызвать внутри яйца конфликт.

О своих похождениях Двалину он ничего не говорил, зная, что старый друг мог отреагировать... не так радужно, как ожидалось. Да и Дурину еще предстояло вылупиться, поэтому, торопить события Венти не стал, решив для начала преданно его дождаться.

И вот наконец, в один из его визитов по скорлупе пошла трещина. Сердце Венти забилось в унисон с сердцем ущелья, и он с затаившимся дыханием наблюдал, как из сквозь образовавшуюся щель в яйце вылезла маленькая, черная лапка. Бывший Анемо Архонт вдруг поймал себя на неожиданном желании заплакать. Ох...

Неужели так себя чувствуют счастливые родители?

Заботливо вытерев с маленькой мордашки слизь, Венти бережно взял Дурина на руки и прижал к своей тёплой груди.

- Ах, я так рад, - прошептал он. – Добро пожаловать в этот мир, Дурин.

Ему все еще не верилось, что у него действительно получилось. Разглядывая на обратном пути совсем крохотного дракона, Венти увидел в его тельце знакомые очертания. Сейчас он ещё мал, но придет время, и Дурин вновь вырастет и...

И что дальше?

Венти остановился. Драконий Хребет остался далеко позади, впереди был один лишь Мондштадт. Уж не в город идти, где его могут увидеть люди? И к Двалину тоже не хотелось – по крайней мере, не сейчас. Венти все еще хотел убедиться в том, действительно ли это Дурин, или же дракон просто вылупился благодаря жизненной энергии той пещеры. Пока же это существо было совсем младенцем и вряд ли понимало его речь.

Вот сейчас он и пожалел, что за все это время не завел постоянное место жительства. Теперь же не знал, куда податься с новорожденным драконом.

Выбор пал на безымянный остров, очертания которого можно увидеть с Утеса Звездолова. Остров не был обозначен ни на одной из карт, искатели приключений не знали о нем, а значит не стремились до него добраться. Это место было идеальным для убежища.

***

Ступив на мягкий песчаный берег острова, Венти наконец опустил дракончика наземь и сам сел следом. Сбоку соленые волны мягко ласкали берег, позади лежали остатки руинного охотника. Венти было известно, что путешественник уже побывал здесь, а потому этот остров точно был безопасен для ребенка.

- Какой же ты до очарования милый в этой форме! – воскликнул бард и, не сдержавшись, погладил рептилию по голове. – А, ты понимаешь, что я говорю?

Задумавшись, он достал из-за пазухи спелое яблоко и оглядел его. Конечно, он додумался найти для Дурина максимально отдаленное от людей место, но вот о еде не подумал. Драконы едят яблоки? Двалину они нравились, а вот для неокрепших зубов Дурина фрукт может показаться твердым...

- Ты не голоден? – спросил он. – Это яблоко, Дурин. Прости, у меня с собой больше ничего другого нет, но оно вкусное, и из него делают сидр. В следующий раз я принесу с собой сидр, ты хочешь?

+3


Вы здесь » reflective » фандом » you never left


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно