гостевая правила занятые роли нужные

reflective

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » reflective » фандом » the end? [bleach]


the end? [bleach]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

the end?
stingwhat could have been

[indent]Место: Готей 13
[indent]Участники: Кенпачи Зараки & Ячиру Кусаджиши

https://i.ibb.co/cDX3LQx/10101.png
Я надеюсь, ты знаешь, что у нас было всё,
Когда ты сломила меня, и оставила в руинах.
Я хочу, чтоб тебе было больно,
Так же, как сделала мне больно ты, и
Я хочу, чтоб ты потерялась,
Как я теряюсь, когда играю в то,
«Что могло бы быть»

Отредактировано Yachiru Kusajishi (15.03.2023 22:18:24)

+4

2

https://i.ibb.co/WyLtCzZ/cd83fecc22c19949bd2bdcac3da35422.png
I couldn't care what invention you made me
'Cause I, I was meant to be yours

Тиканье часов в полупустой комнате уже начинало изрядно раздражать. Каждый поворот стрелок отправлял Ячиру все в более глубокие размышления. Мир нескоро оправится от дерзкого предательства Айзена, как и многие, которые испытали на себе всю его ненависть. Вот только, ненависть за что? Девочка целенаправленно скрывала все свои переживания и страдания, которые испытывала в самые разные моменты. Ей никогда не было плевать на мир людей, хотя возможно так казалось со стороны. И пусть ей не доводилось бывать там, но знакомство с Ичиго и душещипательные истории Рукии Кучики, вызывали у нее неподдельный интерес. К тому же, ни одно живое существо не заслуживает такой смерти. Без причинной смерти. В этом сражении погибло немало знакомых и друзей девочки, что заставляло ее скорбеть все сильнее. Но не успев оклематься от одной трагедии, как за ней приходит другая. Ведь беда приходит не одна, не так ли? Мир сходит с ума, и все, что некогда любила Ячиру начинает рушиться. От прежней беззаботной жизни не осталось и следа. Как было здорово просто веселиться дни на пролет, сидя на плече своего капитана. Воровать сладости, носится сломя голову в поместье Бьякуи Кучики, и ни о чем не волноваться...

А сейчас, когда погибло синигами больше чем в сражении с бывшим капитаном пятого отряда, сердце Кусаджиши буквально раскололось. В душе медленно, но уверенно созревали семена сомнений и отчаянья: "А что если?" Откуда черт возьми вообще взялись эти "Ванденрейх", разве квинси не были уничтожены еще тысячу лет назад? И почему сейчас? Когда раны Сейрейтея все еще кровоточат? Стоит отметить, что как ни крути, это отличный момент для нападения. Потери на фронте, паника и несобранность как капитанов так и их подчиненных, сыграла врагам на руку.
За окном суетились оставшиеся выжившие, и в основном четвертый отряд. Невзирая на их огромный труд и старания, количество жертв только увеличивалось. Если раньше Ячиру относилась к ним нейтрально, то сейчас буквально ненавидела. Может тогда с ними и поступили не справедливо, но они сами сделали свой выбор. Нарушать шаткий мир равновесия никому не дозволено, разве не могут они понять?

Тяжелый вздох сорвался с губ девочки. Бездушный и уставший взгляд устремился в окно. Из-за частичного разрушения, им приходилось ютиться в бараках первого отряда. Солнце неумолимо клонилось за горизонт, окутывая пеленой неизведанного мрака. Таким же вечером ушел и Зараки пару дней назад. Сейчас она сидела в его комнате, крепко сжимая в руке ту самую повязку, которая удерживает часть его силы. Говорят, что его хотят обучить банкаю... А учитель его в этот раз — Рецу Унохана, капитан четвертого отряда. Мало кто знает ее темное прошлое, и вряд ли знают, что Унохана не только превосходный лекарь, но и прекрасный боец. Именно это и не давало покоя Кусаджиши. Если Кенпачи оставил свою повязку здесь, то этот бой будет не на жизнь, а насмерть. Так неужели их отправили обоих насмерть? Или... Должен выжить только один? Разве могут они сейчас себе позволить столько безрассудный поступок? Едва хватает опытных бойцов, да что уж, если капитаны не могут совладать с квинси, то что говорить о рядовых?

[indent] — Кенни... — мысленно произнесла Ячиру, опустив взгляд на повязку.

Она не знала как он: ранен или при смерти, рад ли он такой битве? Быть может, она не была при смерти, но момент их первой встречи всегда всплывал в такие моменты. Это лучшее, что случалось за всю ее жизнь. Была ли бы она сейчас, если бы не этот сумасшедший? Как бы сложилась судьба дальше, не встретив его в лесу? Кровь поверженных им врагов на мече до сих пор стоит перед глазами. Но не было страха, ни тогда, ни сейчас. Сейчас лишь заполняло чувство одиночества и беспокойства. Может ли случится так, что он... проиграет? Или уступит? Пара тяжелых капель скользнули по щекам и разбились о детские ручки. Часть мозга понимала, что это невозможно, но другая...была в замешательстве. Впадать в истерику она не собирались, чтобы сказал Зараки, будь он здесь? Меньше всего хотелось, чтобы кто-то увидел лейтенанта в таком подавленном состоянии. Другим отрядам на смех, вот еще!

[indent]— Пожалуйста, вернись ко мне, Кенни... — взмолилась Кусаджиши, провожая последние лучи солнца — Ты ведь знаешь, я ни о чем не просила, но... Пожалуйста, вернись ко мне. Вернитесь оба.

Сообщество душ накрыла непроглядная тьма. Кое-где еще раздавался чей-то голос, но постепенно затихал. Был введен комендантский час, были усилены патрулирования. Теперь никто не ходил в одиночку, и кто-то из старших всегда был приставлен к молодежи.
За размышлениями и негодованием, она не услышала как в дверь постучали. Только когда в дверях замаячили знакомые образы, Ячиру отвлеклась.
Перед ней стояли уже повзрослевшие и возмужавшие Иккаку и Юмичика.

[indent]— Так и знал, что найду Вас тут, лейтенант — громко отсалютовал Мадарамэ — Значит, его еще нет?

Ячиру быстро смахнула остатки слез и молча кивнула.

Аясегава тяжело вздохнул и сложил руки на груди.

[indent]— Есть предположение где он может быть?

В ответ та лишь молча покачала головой, все также бережно потирая и разглядывая аксессуар оставленный Зараки.

[indent]— Лейтенант, я знаю, вы расстроены, но не стоит думать о плохом. Вы знаете капитана лучше всех нас, разве он давал повод усомниться в своих силах?

[indent]— Не нужно Юн-Юн. Я хотела бы побыть одна.

Мадарамэ и Аясагаве обменялись взглядами, а когда второй хотел сделать шаг вперед, друг остановил его, хватая за локоть.

[indent]— Она будет в порядке, как и капитан — тихо произнес он.

Пожелав доброй ночи они удалились, оставив Ячиру в полнейшей темноте, и все с тем же чувством безысходности. В голове подобно старой заезженной пластинке, вертелась фраза пятого офицера. Конечно, Кенпачи несомненно вернется. У него нет выбора.
Заглянув в окно и убедившись что на улицах пусто, скрутилась калачиком на постели отца, прижав повязку ближе к сердцу. Пролежав так где-то до двух ночи, все же под раздражающее тиканье часов — уснула.

Отредактировано Yachiru Kusajishi (15.03.2023 21:09:04)

+2

3

Горы трупов, бесполезных и пустых, неспособных при жизни защитить себя от разящего клинка. Реки крови, кости, черепа и черные вороны, что с удовольствием выклевывали глаза и раздавливали их как виноградины своими огромными клювами. Черные деревья впивались корявыми пальцами-ветвями в алые небеса, желая дотянуться до бледной Луны.
Таким он запомнил первый день их встречи, когда он смог почувствовать себя живым, настоящим, раненым и способным чувствовать страх. Страх перед потерей жизни такой приятный и будоражащий до кончиков ногтей, хотелось испытывать это чувство вновь с каждым сражением, с каждым…
…но особенно с ней.

Унохана смертоносна и холодна, в ее глазах нет ни капли жалости даже к ребенку, особенно к тому, что держал перед собой старый клинок, лезвие которого было все искривлено от тысячи ударов об кости и мясо врагов. Он запомнил ее прекрасный лик на всю жизнь и именно с ней он будет искать встречи до конца своих дней.
Или ее?

Зараки не хотел убивать ее, не хотел терять своего смысла жизни. Ему не нужна была победа, а лишь те ощущения, которые он испытывал только с Уноханой. Даже Ичиго при первой их встрече не смог его порадовать и вдохновить настолько, как она когда-то… А теперь он крепко прижимал к себе ее бездыханное тело, кричал и бился в дрожи, умоляя Унохану не умирать. Она не слушала его, не хотела подчиняться и оставаться в этом мире вместе с ним.
Неужели так сложно признать поражение, что проще было умереть?!

Нет, она не признала поражение, а лишь превосходство того, кому она когда-то сломала жизнь своим появлением, тем самым создав безумного смертника, счастье которого состояло лишь из нахождения на грани гибели.
Рано или поздно ученик превосходит учителя, а звери разрывают слабого на куски. Рано или поздно им бы пришлось скрестить их клинки в безумном кровавом танце, чтобы навсегда поставить точку в конце их долгой истории. Но можно же было просто ранить, не лишать жизни, верно? Нет, она сама подставилась под клинок, не желая смотреть на свой самый великий грех.
Нет, непонятно зачем она это сделала! Придать ему сил подобным дерзким образом, бросив в полном одиночестве?!

Хотелось рвать волосы на голове и метаться, пробивая головой стены, чтобы кровь залила глаза, но, вместо этого, капитан вернулся к своему отряду, все же помня о своем основном долге - шла война и нужно было отстоять Сообщество Душ и уничтожить врагов, отправив их души в самые недры ада в вечные муки. 

Он обязательно убьет их всех без всякой пощады, во имя той, кем восхищался всю свою жизнь, ведь именно враги были виноваты в создании нынешних уродских условий для каждого синигами. Зараки сломает врагам кости, оторвет головы, вырвет позвоночники и вдоволь напьется кровью проклятых квинси, посвящая все жертвы своей прекрасной Унохане, а потом отправится в ад за ее душой и непременно вызволит из пекла, чтобы вновь сразиться с ней и не один раз.
В следующую их встречу он не позволит ей умереть.

Под покровом ночи, тихой тенью Зараки добрался до казарм, где временно расположился его отряд. Тихо отодвинув перегородку своих покоев, он увидел, как Ячиру свернулась калачиком на его постели, прижимая повязку к груди. Она мирно спала, но было понятно, что девочка переживала за своего капитана все время, пока тот отсутствовал.
Бой длился долго, сводил с ума, но сейчас он ничего не испытывал, кроме горечи и усталости. Поведя израненными плечами, Зараки снял с себя белую накидку капитана, покрытую кровавыми пятнами и бросил ее на пол, бережно потом оставив меч в стороне.
Малышку Ячиру он накрыл одеялом и тихо прикрыл створку окна, чтобы девочку не продуло, ибо ночь была прохладной и влажной, и жестокой к беспечным…

Отредактировано Kenpachi Zaraki (16.03.2023 23:37:10)

+1

4

Попытки спрятаться, сбежать от реальности во сне — с треском провалились. Ночь была безжалостна и холодна как никогда, перенося все самые потаенные страхи вглубь сна. Ячиру крайне редко доводилось видеть кошмары, ведь благодаря новому миру который ей подарил Кенпачи, буквально приобрел самые разные его оттенки. С тех самых пор, как багряный и алый превратились в калейдоскоп разнообразных цветов. Тревоги, переживания, все это в итоге исчезло в небытие, заставляя девочку идти по новому пути. Жизнь, которая была ей дарована, в корне изменила всю ее суть. Конечно же не без участия самого Зараки, который потакал всем прихотям. Сложно даже вспомнить, бывало ли такое, что он мог просто повысить на девочку голос, а тем более ударить? Нет, конечно. Поэтому она чувствует вседозволенность, не видя разницей между "подчиненным" и "капитаном". Рамки дозволенного полностью стерты... Но сегодня все было по другому. Ночь не располагала к хорошему сну, задавая все мрачнее и мрачнее тона сновидениям. Кусаджиши то и дело вертелась, крутилась и стонала, было очевидно, что кошмары брали верх.

Она все падала и падала вниз, словно Алиса из Страны Чудес. Вот только все было наоборот. Вокруг была только кровь, и то и дело мелькали злобные тени, которые смеялись, и что-то бормотали. Именно такими она видела штернриттеров что во сне, что наяву. Смех то утихал полностью, то перерастал в децибелы, буквально заставляя оглохнуть. И когда казалось бы, что надежды на спасения нет, тело ударяется о что-то твердое. Спустя секунду она открывает глаза под все тот же душераздирающий гогот, перед глазами открывается наверно самый большой страх. Все Сообщество Душ — пало, вокруг лишь руины, щебень, что остался от прежней жизни. А вокруг сотни, тысячи, миллионы трупов, над которыми возвышаются трёхметровые люди в белых одеяниях. Сама же девочка лежит в озере крови, когда краем глаза замечает знакомый силуэт неподалеку.

[indent] — К-Кенни? — едва слышно вопрошает она, предпринимая попытку встать. Ее останавливает тяжелая нога на спине, которая вдавливает в грязь. Теряя грань между реальностью и кошмаром, отчаянно сопротивляется, пытаясь скинуть с себя недруга, но от былой силы не осталось и следа. В жизни Ячиру не составит большого труда взвалить на себя своего капитана, и тащить его достаточно долгое время. Но сейчас. Под гулкий рев убийц, чья-то рука хватает за волосы, заставляя приподнять голову.

[indent] — Так-так-та-а-ак... Кажется, мышка хотела улизнуть от нас? — ехидно спрашивает рослый мужчина, слегка нагибаясь к ее лицу — Не думал, что у шинигами есть дети, это так мило — это был явный сарказм, после которого раздался смех еще нескольких мужчин рядом.

[indent] — Ты опоздала малявка, все уже мертвы — грубо произнес один из них, отпинывая от себя неопознанное Ячиру тело. Глаза выражают страх и не понимание происходящего, разум неумолимо кричит одно и тоже "Неправда. Неправда..."

[indent] — Нет. Это просто сон. Это не правда... — пытается убедить себя Кусаджиши, но это ни черта не помогает. Руки и ноги становятся ватными, заставляя уже не так рьяно бороться за собственную жизнь. Это дает больше повода для насмешек, но их она уже не слышит. Ведь тот силуэт вдалеке, что был похож на Кенпачи — был повержен, рассечен надвое. И словно подтверждая эту теорию, из тени вышел не высокий паренек, который влачил одну из половинок капитана — Н-нет... Н-нет... Так не бывает. Это не правда... — голос дрожал и выдавал ее растерянность. С трудом понимая что все таки тут происходит, отчаянно хватала губами воздух, который был пропитан кровью до последней молекулы. Сложно описать всю ту бурю эмоций, которую она испытывала в данный момент. Тихие стоны перешли к громким рыданиям, освобождая не утихающую боль. Если их не смог остановить Кенпачи, значит это... конец? — Нет... Нет... Это обман. Иллюзия.

Пытаясь зажмуриться и проснуться, она продолжает слышать их голоса. Насмешки не утихают, а становятся лишь громче и токсичными.

[indent] — Что ж, ты последний, мышонок — рявкнул мужчина широко усмехнувшись, после чего с силой погрузил в озеро Ячиру, заставляя вновь провалиться в пучину страха. Вокруг больше ничего не было, лишь море крови... И когда могло показаться что все кончено, вдали едва можно было разглядеть слабое свечение. Омраченная событиями и безвыходным положением, желая остаться здесь и жалеть себя, она не сразу стала карабкаться к возможно, единственному пути в реальность. Но после долгих колебаний и разногласий, все же предприняла попытки. Не с первого раза, но ей удалось выбраться. На деле же, это была рейацу капитана Зараки, который возвратился в отряд. Он был тих, что очень не привычно. Сквозь пелену дремы и одеяла, девочка заметила его отрешенность: небрежно кинув хаори в сторону, он молча уселся в самой темной части комнаты.

Лейтенант не спешила нарушать тишину, но была невероятно рада, что все увиденное во сне — там и останется.

[indent] — Ты в порядке... — констатировала для себя она, закрыв дрожащей рукой на мгновение глаза. Немного придя в себя, та начинает анализировать происходящее. И раз Кенпачи вернулся то, и Ре-чан тоже должна. Ячиру кое-как поднимается и смотрит в сторону двери, будто ожидая что оная распахнется, и там появится капитан четвёртого отряда. Но, к сожалению, этого не происходит. Тогда девочка предпринимает последнюю попытку: закрывает глаза и пытается уловить ее рейацу. К большому разочарованию, это так же не приносит плоды, что подводит к не утешающим умозаключениям.

[indent] — Вот как... — лейтенант молча разворачивается в сторону капитана, начиная медленно к нему шагать. Достигнув цели, она падает рядышком, прислонившись к раненой руке. Тишину так никто и не нарушил. С чего начать, и чем закончить? Было глупо спрашивать за капитана Унохану, все и так было очевидно.

[indent] — Надеюсь, это был достойный бой — закрывая глаза, думает Ячиру — Спасибо Ре-чан... За все.

Тяжесть событий начинает давить еще с большей силой, что понемногу выбивает из колеи. Понимая, что больше не в силах справляться с эмоциями, перебирается в заботливые руки названого отца. И свернувшись в клубочек подобно промокшему котенку, начинает диалога:

[indent] — Хорошо, что ты вернулся... — сделав длинную пауза, она продолжает — Знаешь, пока вас... тебя... не было, погибло так много людей... — смертей было действительно много, но не до конца ясно, было ли дело самому Зараки до этого? Среди погибших числился Изуру Кира, лейтенант третьего отряда. Они не были хорошими друзьями, но он был хорошим человеком, заслуживающий более достойной смерти. Девочка бережно взяла руку капитана, поднося к своему лицу. Потеревшись о нее щекой, протягивает в зажатом кулаке повязку.

[indent] —...если с ними не справился Дедуля, удастся ли нам? — в этом определенно был смысл, ведь главнокомандующий был эталоном силы, с которой никому не сравниться. И когда его не стало, в сердцах шинигами поселилась толика неуверенности к неминуемой смерти. Так, кто же сможет положить этому конец? И почему все возлагают такие большие надежды на Кенпачи? Они хотят пожертвовать им ради всего Сообщества Душ, как и Рецу Уноханой? Не до конца понимая к чему это все и почему, она лишь шмыгала носом, борясь с желанием зайтись горькими слезами.

[indent] — Не о такой смерти я мечтала... — последнее, что произнесла девочка, нежась в теплых объятиях своего капитана.

Отредактировано Yachiru Kusajishi (07.04.2023 01:59:25)

+2


Вы здесь » reflective » фандом » the end? [bleach]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно